Воскресенье, 03 Январь 2016 14:39

Алкогольная беда. Россияне спиваются, несмотря на оптимизм Минздрава

Минздрав рапортует: россияне стали меньше пить. А «АиФ» выяснил: мы по-прежнему спиваемся, но... нелегально.

Фунфырик или чиканчик

В конце апреля Минздрав отчитался о снижении «оценочного показателя» среднедушевого по­требления алкоголя: с 11,87 л аж до 11,78 л - если пересчитывать на спирт!

Люди или деньги?

Если же считать по водке, которая остаётся у нас самым народным «убойным» алкоголем, каждый россиянин в 2013 г. выпил 59 полулитровых бутылок и ещё стакан на посошок, а в 2014 г., как думают в Минздраве, от посошка отказался. 

Ну или расплескал, не донеся до рта. Или разбил, как тот пьянчужка из деревни Стулово Слободского района Кировской обл., о которого в вечерних сумерках помял капот машины губернатор Никита Белых (он был пассажиром). Пострадавший, судя по огромной вмятине на машине, должен был бы с переломами попасть в больницу. Но отделался синяками - какая-то неведомая сила иногда бережёт пьяных. Зато, сползая с капота, бедолага раст­ряс из карманов все 100-граммовые бутылочки, за которыми его погнали под вечер кореша. «Спиртосодержащие жидкости двойного применения, их называют «фунфырики», - написал на этот счёт в своём блоге Никита Белых, подтвердив запись фотографией бутылочки с тоником для волос «Медовый». - Фунфыриками торгуют в павильоне напротив. Сам зашёл, убедился: стоимость - 14 руб., содержание спирта - 75%». То есть в переводе на водку - пол-литра за 40 руб. Мощная конкуренция даже самогону. И управы на торговцев таким алкоголем, как написал губернатор, никакой.

«А у нас такие называют «чиканчики», - рассказывает Евгений, житель небольшого города Асбест Свердловской обл. В разных регионах выдумывают свои нежные названия бытовых жидкостей «двойного назначения», которые продаются в хозяйственных магазинах, или стоящих на полках аптек спиртовых настоек - услады душ опустившихся на самое дно простых деревенских и городских алкашей. Сам Евгений и его друзья - взрослые семейные мужики, местный средний класс. Чиканчики не берут, но знают телефон «знакомых знакомых», по которому можно с доставкой заказать не обложенную налогами казахскую водку за 120 руб. 

Владимир К., владелец мелкооптовой базы по продаже спиртного из Курской обл., рассказывает: по его оценкам, в городке с населением 50 тыс. человек легального и нелегального алкоголя выпивают примерно пополам. В деревенских магазинчиках легальная водка бывает... но стоит только на витрине. Что вынесут из подсобки? Возможны варианты. Говорят, например, бутылка из «второго тиража» акцизной марки. Её номер числится в государственной системе учёта, но «первый (легальный) тираж» уехал в одну область, а «второй» (сделанный нелегально и ни в каких накладных не значащийся) - в другую, чтобы производителя или продавца не схватили за руку. «Своим» продавщица за стольник выдаст бутылку и вовсе без акцизной марки. Причём разница между ними может быть лишь в том, уплачены ли налоги государству. Ведь себе­стоимость заводской поллитровки, включая спирт, который можно сделать из чего угодно, воду, стекло, пробку, этикетку, - около 25 руб.

По официальным данным, в 2014 г. в России произвели 536 млн л этилового спирта, часть пустили на водку, получив 665 млн л. К слову, акцизы от алкоголя крепостью выше 9% в прошлом году дали бюджету 143 млрд руб. А сколько людей унесло алкогольной рекой! Их кто-нибудь посчитал?

 


Мнение эксперта

Суррогатная кампания

Вадим Дробиз, директор Цент­ра развития федерального и региональных рынков алкоголя:

- В 2008 г. государство объявило антиалкогольную кампанию. Недавно прозвучало заявление, что за прошедшие 6 лет удалось снизить потребление алкоголя в России - с 18 л чистого спирта до 11 л на человека в год. Какие успехи! На самом деле всё это чушь. Государство, придумав очередную антиалкогольную кампанию, в действительности и не собиралось бороться за трезвость. Цели были другие. В 2008 г. из-за мирового финансового кризиса снизились поступления от нефти и газа, нужно было искать другие источники дохода. И их нашли - на алкогольном рынке. Заявив, что люди пьют из-за того, что алкоголь доступен, чиновники подняли на него акцизы. Второй задачей кампании за трезвость был передел рынка. Эффективная государственная антиалкогольная кампания в России должна содержать две меры. Первая - доступность по цене качественного легального алкоголя (либо снижайте цены, либо повышайте зарплаты!). Это мировой опыт. В Германии алкоголь (сравнивая соотношение его стоимости к минимальной зарплате) в несколько раз доступнее, чем у нас. Получая с этого рынка небольшие налоги, государство экономит на лечении тех, кто заболел от употребления суррогатов. Вторая - изменение структуры потребления: переход с крепкого алкоголя на вино.

«Что нужно сделать, чтобы отрезвить Россию? - комментирует Александр Горячев,священник из Твери, с 1988 г. (!) борющийся с пьянством и наркоманией. - Преж­де всего необходимы разумные запреты. Неправда, когда заявляют, что «снижение цены на водку поможет избежать отравления суррогатами». Я очень давно занимаюсь этой проблемой и заявляю: из 10 пьяниц 8 умрут, если водка будет дешёвой и доступной. А вот если достать её будет сложно - суррогатом отравятся всего 2! 

Но важно не только ограничить пьющего человека в возможности купить алкоголь, но и ОТВЛЕЧЬ. Дать ему возможность работать и зарабатывать, воссоздав систему сельхозпотребкооперации. Ещё при царе Николае II у крестьян гарантированно выкупали производимую ими продукцию. Грибы, ягоды, овощи с огорода, мясо, молоко - если есть гарантия реализации, крестьяне начнут работать изо всех сил, как всегда на Руси было. А то вот у нас в сельском приходе (там проходят реабилитацию наркоманы и алкоголики. - Ред.) в прошлом году и картошку вырастили, и гусей, яблони под весом плодов пополам раскалывались… А куда это всё сдавать?»

Кроме запретов нужноавст и настроить общественное мнение, считает Сергей Сендецкий, депутат Ольховатского райсовета Воронежской обл., который смог победить пьянство в отдельно взятом посёлке Кулишовка. Лет семь назад в нём почти не осталось мужчин - спились. Стали собираться сельские сходы. С самогонщиками разговаривали жёстко. Им - деньги, а кому-то - горе. Вопрос решили по-соседски: хочешь в мире жить - перестань спаивать чужих мужей. И уже через несколько лет возник феномен - непьющий посёлок. «Важно научиться использовать общественное мнение, чтобы пьяницы боялись - что скажут соседи. Ведь совесть в селе не пустой звук», - говорит Сендецкий. Он специально интересовался, как пили люди 100-120 лет назад. Смотрел церковно-приходские книги: там указывались причины смертей. «Так вот, была очень большая детская смертность, много несчастных случаев - кто-то погибал от удара копытом, кто-то - от разряда молнии. И я нашёл всего одну запись о смерти от пьянства. Представляете?! Люди понимали: если пьёшь - не выживешь и не поднимешь детей. Тебя будут презирать, чураться. Кому ж ты нужен - пьяница?!»

 

А в Башкортостане дело взяли в руки сельские общественные организации, которые заставили в д. Кусепеево, Кирдасово, Ишбулды убрать спиртное с прилавков и прогнали продавцов суррогатов.  

«В этих сёлах действуют мощные ячейки самоуправления - женсоветы, советы аксакалов, молодёжные объединения, которые ведут эффективную пропагандистскую работу, - говорит Роберт Давлетшин, сопредседатель регионального общественного движения «Трезвый Башкортостан». - Вообще в деле борьбы за трезвость важна роль личности. В деревнях Саит­кулово и Рахметово народ за собой ведут женщины - духовные лидеры. Они умеют убедить, где пристыдить, а где похвалить. Им небезразлична судьба односельчан, они не хотят видеть, как умирает родное село».

«Есть мнение, что пьянство не победить. Мол, Горбачёв пытался, а не вышло. Основное отличие от сухого закона 80-х в том, что тогда инициатива шла сверху. А мы считаем, что надо начинать снизу - рассказать, объяснить, постепенно менять сознание», - считает Роберт.

Мнение эксперта

На работу? Дыхни! 

Юрий Вяльба, глава реабилитационного центра «Возрождение», эксперт Международной ассоциации по борьбе с наркобизнесом:

- Главный нарколог Минздрава предложил ввести тестирование трудовых коллективов на алкоголь и наркотики. В обществе тут же заговорили о нарушении прав человека, неразумной трате общественных денег и т. д. 

Но почему-то никто не вспоминает, во что обходятся стране алкоголики. Ещё в 2006 г. было впервые обнародовано, что из-за злоупотребления алкоголем государство ежегодно теряет 1 трлн 700 млрд руб. В эту сумму включается и оплата больничных (в том числе и за похмельный синдром), и пособий по инвалидности. На фоне таких потерь доходы от алкоголя выглядят смешно.  

Важно тестировать специалистов, которые берут на себя ответственность за чужие жизни, - водителей, полицейских, работников общепита, врачей (кстати, медики - на третьем месте в рейтинге «самых пьющих специалистов). Неужели кто-то против того, чтобы его лечил трезвый врач, вёз трезвый шофёр, учил трезвый учитель? Другой вопрос: что делать с «выявленными гражданами»? Ответ однозначный - лечить. Как, за чей счёт, каким образом потом возвращать к жизни - это можно решить со временем. Как бы цинично это ни прозвучало, главное - быть уверенными, что эти люди если и поставят крест, то только на своей жизни. И никого не заберут с собой.

 

Материал подготовлен: Александр КолесниченкоОльга КостенкоЛидия ЮдинаЮрий ГолубьАйгуль Мусина

 

 

Источникhttp://www.aif.ru/society/people/sopyomsya_i_solyomsya