Пятница, 03 Июль 2015 11:56

«Человек, находящийся в состоянии наркотической зависимости, – потенциальный преступник»

Православные священнослужители о принудительном лечении наркоманов …

России необходим закон о принудительном лечении наркоманов, заявил мэр Екатеринбурга, основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман, сообщает Regions.ru
 
«Реабилитация основана на двух моментах: закрытое помещение, гарантированно очищенное от наркотиков. Только при соблюдении этих условий можно соблюдать любые методы лечения. Соблюсти эти условия можно, если есть нормальный, внятный закон о принудительном лечении. Сейчас этого закона нет», — сказал Ройзман. Без такого закона вероятность излечения очень низка, так как «если наркоман не хочет лечиться, он уходит», пояснил он. 
 
По мнению Ройзмана, можно перенять опыт зарубежных стран: «Принимается закон об уголовной ответственности за употребление наркотиков. Если незначительное преступление, связанное с наркотиками, то получаешь выбор – идти лечиться или в тюрьму». 
 
17 июня на заседании Госсовета Президент РФ Владимир Путин призвал создать современную систему реабилитации наркозависимых. Глава государства также сказал о необходимости обобщить успешный опыт в регионах. Путин поручил усилить работу силовых структур по пресечению наркотрафика в Россию из-за рубежа, а также распространению наркотиков через интернет. 
 
Как известно, созданный Евгением Ройзманом в Екатеринбурге фонд «Город без наркотиков» в свое время вызвал множество споров как раз своими методами лечения от наркомании: он, с одной стороны, показывал очень высокую эффективность, а с другой – навлекал на себя обвинения в покушении на свободу и чуть ли не в похищениях людей. Критики Ройзмана указывали, что даже опустившийся наркоман, которого в фонд доставили отчаявшиеся родственники, остается полноправным гражданином и ограничивать его свободу без суда недопустимо – на что Ройзман отвечал, что без изоляции шансов «соскочить с иглы» просто нет. 
 
Корреспондент Regions.ru попросил священнослужителей прокомментировать предложение Ройзмана.
 
Преосвященнейший Ириней, епископ Орский и Гайский, рассказал, что до назначения на Орскую кафедру служил в Новоспасском монастыре и часто общался с опытным наркологом. 
 
«Он был уверен: чтобы лечить наркоманов, нужно изолировать их на продолжительный промежуток времени – больше года. И только после этого, возможно, они перестанут употреблять наркотики. Но если они вернутся туда, где раньше жили, встретят прежних "друзей", эффект от лечения может сойти "на нет". Многие после этого начинают вновь употреблять наркотики. Так что мне предложение Евгения Ройзмана кажется разумным – тем более, у него есть уже определенный опыт в этом вопросе. Я и сам склоняюсь к мнению, что эту проблему можно решить только так – создать место, где бы наркозависимые проживали и работали (физический труд им очень нужен), а также имели возможность беседовать со священнослужителями, молиться - помощь свыше нужна, чтобы преодолеть трудности и искушения. Сам человек слаб. Немногие соглашаются жертвовать чем-нибудь ради спасения: оставить друзей, трудиться, молиться, - но это необходимо, чтобы излечить не только тело, но и душу», - подчеркнул владыка.
 
Протоиерей Михаил Дудко, главный редактор газеты «Православная Москва», отметил, что некоторая жесткость приемов реабилитации зависимых, в особенности, если это зависимость от наркотиков, есть необходимый элемент терапии. 
 
«Сейчас некоторые врачи действуют на свой страх и риск, но просят защитить их деятельность законом. Не предрешая выводы специалистов, думаю, следует рассмотреть возможность узаконить принудительное лечение с согласия близких родственников, в особенности если есть угроза их здоровью и жизни – а почти всегда для людей, проживающих с наркоманами, она есть. Но это пусть решают те, кто реально работает с зависимыми. Говоря о реабилитации наркоманов, не стоит забывать: нужны не столько изоляция и насилие над теми, кто утратил свою волю, сколько возможность жизненной альтернативы после лечения. Это азы для любого, кто сталкивался с проблемой. Если у человека, отказавшегося от употребления наркотиков, не будет, к чему стремиться, результат окажется эфемерным. Мы можем посадить наркомана в закрытую лечебницу, чтобы на какое-то время прекратить прием наркотиков, но если у него не будет "света в конце тоннеля", к которому он тянется всей душой, ничего не получится: человек неизбежно сорвется. Получится замкнутый круг. А вот что должно стать таким "светом в конце тоннеля" - серьезный вопрос, и это в законодательство никак не вставишь. Это вопрос духовного выбора. Для некоторых людей он религиозный, для кого-то мировоззренческий, жизненный. Так что нужно попытаться что-то сделать и для души человека. Обретение нового смысла жизни не обеспечишь засовами и стражей», - подчеркнул о. Михаил.
 
Священник Георгий Белодуров, клирик Воскресенского (Трех исповедников) храма Твери, заявил, что в чем-то согласен с Ройзманом. 
 
«Любые половинчатые меры приводят к тому, что у нас не только в ночных клубах, но и в школах можно найти наркоту. Хочется, чтобы вся наша страна объявила себя "страной без наркотиков". Они могут использоваться только как медицинское средство, например, при обезболивании тяжелобольных. Необходимо даже не только и не столько ужесточение наказания за применение наркотиков, сколько широкое оповещение всех, включая молодежь, что теперь за наркотики придется долго и больно расплачиваться. Исключение только для тех, кто добровольно придет и скажет: "Я ничего не могу с собой поделать, я уже наркоман и прошу меня вылечить". Действительно есть люди, которые попали в беду по глупости, по детскому сознанию. У подростков ведь бывает такое представление о жизни: "Надо пробовать все, а жизнь большая, успеем исправиться". Я вспоминаю свою юность: когда я был в армии, мы шли вдоль забора на стройке, и один парень увидел, что у нас растет конопля под забором, он был крайне поражен. Мы с ним были людьми разного сознания и мироощущения. Для него было радостью, что можно "траву" рвать бесплатно, а для меня это просто сорняк», - добавил он. 
 
«Сегодня некоторые говорят, что само упоминание о наркотиках должно быть запрещено. А как же наши русские народные песни: "Я посею лен-конопель…"? Никто никогда не думал, что это песня про наркоманов. Перегибать палку не стоит. Надо не с осуждением, а с сочувствием и милосердием относиться к наркоманам, желающим исправиться, и помогать им в проведении реабилитации. А сейчас бывший наркоман даже нормальную работу найти не может. Но человек должен попросить о помощи сам. Если он не вполне адекватен, как бывает с наркоманами, то надо родственников поставить перед фактом, что этот человек социально опасен. Они должны принимать решение о лишении его свободы в медицинских целях под присмотром врачей. Мне говорили, что наркоманов приковывают к железным койкам, что страшно видеть, как им плохо. Но это не повод, чтобы продолжить его болезнь. Так что нужно сочетать права человека и социальную защиту общества», - подчеркнул священник.
 
Иерей Святослав Шевченко, клирик кафедрального собора Благовещенска, напомнил, что в советское время были лечебно-трудовые профилактории. 
 
«Зря от них отказались. В моей семье был пьющий родственник, и лечение в ЛТП на какое-то время ему помогало. Кстати, я слышал о предложениях некоторых законотворцев возродить такие профилактории – думаю, это разумное предложение. Но государство должно жестко контролировать их деятельность. Мне известны случаи, когда коммерческие организации или секты набирают в подобные учреждения своих адептов, пересаживая людей с наркотической иглы на религиозную, и злоупотреблений в этой сфере, конечно, хотелось бы избежать. О методах Ройзмана ходило много слухов – кого-то, как писали СМИ, там удерживали силой, пристегивали к кроватям... Трудно разобраться, кто был прав, а кто виноват. Мне известен опыт и других организаций, занимающихся реабилитацией нарко - и алкоголезависимых людей. На днях я встречался с врачом-наркологом из душепопечительского православного центра святого праведного Иоанна Кронштадтского (возглавляет центр игумен Анатолий (Берестов). Там находятся ребята с алкогольной и наркотической зависимостью. Специалисты говорят: человек должен сам захотеть себе помочь, иначе ему не поможет никто. Можно загонять наркоманов в гетто, но пока они не осознают, что больны, они не исцелятся – это вам скажет и любой наркоман. Из-под палки никого не вылечишь - наоборот, человек озлобится. К тому же могут быть злоупотребления – наверное, многие помнят, как в советское время родственники, руководствуясь корыстными мотивами, определяли в психушку адекватных людей – например, из-за жилплощади. Поэтому я не могу поддержать предложение о принудительном лечении. Боюсь, и этим законом захотят воспользоваться аферисты или хитрые родственники, желающие, как сейчас говорят, "отжать" квартиру. Так что предлагаемый закон, на мой взгляд, вряд ли решит уже существующие проблемы, а возможно, создаст дополнительные», - заключил он.
 
Священник Димитрий Лин, клирик Храма святителя Николая на Трех Горах, отметил, что, с одной стороны, человек, употребляющий наркотики, действительно болен. 
 
«Его заболевание, наверное, чем-то похоже на психическое, поэтому многие наркоманы, как, впрочем, и алкоголики, неспособны адекватно оценивать свое состояние и считают себя здоровыми, либо уверены, что их пристрастие – их личное дело. Поэтому добровольно лечиться они не будут. У нас принудительно лечат при психическом заболевании, - наверное, в этих случаях можно руководствоваться таким же принципом, поскольку наркоманы представляют несомненную угрозу для общества – так же, как люди с некоторыми психическими заболеваниями. Поэтому в каких-то случаях принуждение к лечению, наверное, допустимо. С другой стороны, это чрезвычайно болезненный вопрос в плане защиты прав личности. Когда речь идет об ограничении в правах (принудительное лечение, несомненно, подразумевает такое ограничение), нужно руководствоваться уже существующими нормативами по принудительному лечению психически больных. Возможно, этот вопрос необходимо решать через суд - путем объективного рассмотрения всех обстоятельств. А вот предложение предоставлять наркозависимым выбор: отправляться в тюрьму за незначительные правонарушение или лечиться - мне кажется хорошим - тем более, если такие вопросы будут рассматривать с привлечением судебной системы. Но рассматривать их необходимо тщательно, чтобы избежать вероятности отправки человека на принудительное лечение в интересах людей, которые по каким-то причинам хотят не вылечить своего родственника или ближнего, а ограничить его в правах. Поэтому решение, наверное, должно приниматься не родственниками (но, несомненно, при их участии), а объективным органом», - заключил о. Димитрий.
 
Священник Филипп Ильяшенко, клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент, отметил, что, конечно, не специалист в этом вопросе, однако хочет обратить внимание на то, что у нас есть законодательство, в том числе Основной закон России, где гарантируются различные права граждан. 
 
«Возникает вопрос: а насколько будет совместим с уже имеющимся законодательством новый закон? Я бы обозначил здесь две проблемы. С одной стороны, речь идет о том, что вылечить наркоманов без изоляции невозможно (если мы говорим, что наркомания - болезнь, ее, конечно, нужно лечить). Тут я должен согласиться с господином Ройзманом: необходимо какое-то основание для этого, а также механизм, позволяющий это лечение осуществить. И здесь мы видим вторую проблему: я сомневаюсь, что можно добиться стойкой ремиссии при любой зависимости, если не сформирована среда, где человек может находиться. Что и предлагает господин Ройзман – создать изолированную среду без наркотиков. Там изолированный от общества человек сможет освободиться от зависимости, пройти реабилитацию, добиться остановки развития болезни. Ну а дальше-то что с ним будет? Выйдет он из этой стерильной среды и окажется в своей прежней, которая привела его к наркотикам. И здесь, мне кажется, более важно ставить вопрос о борьбе с наркоманией, пресечении наркотрафика. Не о лечении болезни, но о ее профилактике всеми возможными способами. Если мы не можем воспрепятствовать развитию наркомании, принудительно лечить бессмысленно. Зачем? Чтобы человек вернулся к тому, с чего начал?» - вопрошает священник.
 
Священник Николай Святченко, председатель Отдела по миссионерской, молодежной и катехизаторской работе Гатчинской и Лужской епархии Санкт-Петербургской митрополии, полагает, что для улучшения ситуации в этой сфере необходимы серьезные решения, должна быть проявлена политическая воля руководства страны по пресечению наркотрафика и деятельности наркодилеров - их нужно приговаривать к большим срокам тюремного заключения, например, к 20 годам. Опыт многих западных стран говорит об эффективности такой меры. 
 
«А что касается самих наркоманов – думаю, необходимо приравнять их к людям, находящимся в тяжелом болезненном состоянии. Однако я не уверен, следует ли лечить принудительно всех: это все-таки дело добровольное. Мне кажется, лечить нужно тех, кто этого захочет, а для остальных неплохой мерой смогла бы стать временная изоляция. Эти люди должны находиться подальше от дилеров, наркоманских компаний. С ними нужно проводить беседы, пытаться вернуть к нормальной жизни. Кроме того, это нужно и для общества. Человек, находящийся в состоянии наркотической зависимости, – потенциальный преступник: чтобы получить дозу, он может пойти на любое преступление. Эти люди не в состоянии себя контролировать, и потому для общества опасны. Ну а уж если изоляция не подействует, в следующий раз можно давать небольшие тюремные сроки – если, разумеется, люди не совершили серьезного преступления. Из опыта священничества могу сказать - некоторые наркозависимые, выйдя из тюрьмы, меняют образ жизни. За время заключения они пересматривают свои взгляды на жизнь, избавляются от пагубного пристрастия. И потом сами говорят: "для нас это было единственным способом избавиться от наркозависимости". Кстати, у Церкви тоже есть опыт по избавлению от наркомании и алкоголизма - я говорю о православных христианских лагерях. Они есть в каждой епархии, в каждом большом городе, но ни о каком принуждении в этом случае речи не идет. Это дело добровольное. В таких лагерях читают Священное Писание, молитвы, занимаются трудотерапией – в общем, заботятся о душе, помогают понять смысл жизни. Человек, побывав в таком православном лагере, обычно уже не возвращается к пагубной привычке. Так что Церковь могла бы поделиться опытом избавления от наркозависимости», - заключил он.
 
Иеромонах Макарий (Маркиш), священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, отметил, что очень разумно все сказано. 
 
«Это вопрос не нравственный и не социальный, а юридический, вопрос уголовного права. Уголовное право принадлежит сфере законодательной. И если наш народ в лице своих представителей-законодателей хочет внести употребление наркотиков в сферу уголовного права, никто не может этому помешать. И действительно: если закон не может принудить наркомана к лечению, то никто не может этого сделать. А если закон принимается, то дальше применяются средства реабилитации. Человек, лишенный свободы, утрачивает свое право выбирать и подчиняется тем правилам, которые предъявляет исправительная система. На это надо смотреть без странных сантиментов. В целом наше уголовное законодательство, исполнение и строгость законов весьма слабы. Поэтому любое ужесточение и приведение нормы в порядок в соответствии с преступлениями должны приветствоваться», - заключил о. Макарий.
Если Вы или ваши родные страдаете от химической зависимости, то немедленно обращайтесь за помощью к специалистам по телефону (383) 299-14-14, или на сайте "Реабилитационного центра имени Серафима Саровского"
Материал взят с сайта РуссЛайн