Суббота, 12 Июль 2014 16:19

О дивный новый мир...

С начала 2014 года большую раскрутку легализация на местном уровне марихуаны в американских штатах. На самом деле, американцы умирают от куда более страшной проблемы...

Корень проблемы? Жажда наживы и фармацевтические корпорации, хотя в США эти два термина давно стали синонимами.

С начала 2014 года большую раскрутку в медийной сфере получила легализация на местном уровне марихуаны в американских штатах Колорадо и Вашингтон. Мировое сообщество присвоило этому, не сказать что неожиданному, событию неоднозначную оценку. Некоторые информационные агентства восхищаются «смелостью» предприимчивых американских коллег (10 процентный налог пополнит казну штатов), другие отзываются с ярким негативом, третьи, большинство, воздерживаются от мнений, описывая лишь факты. Тем не менее, на высочайших уровнях мнения ясны – 20 января президент США сказал в интервью, что считает марихуану «ни чем не опасней алкоголя». Это все, конечно интересно… но не очень. Мне хочется пролить капельку света на истинную  нарко-проблему в стране истинной демократии, проблему, о которой знают все жители в США, о которой нередко пишут в газетах, говорят по телевизору, но которая практически не освещена за границами страны.

Журнал Ассоциации Американских Медиков за апрель прошлого года утверждает, что каждый час в стране рождается ребенок с выраженным синдромом отмены (в простонародии «ломка»). Неужели в Америке так много людей колются героином? На самом деле немало, но об этом позже, настоящая проблема лежит на рабочих столах врачей в виде блокнотов и на счетах фармацевтических корпораций в виде цифр с большим количеством нулей. Дело в том, что в США живет всего 4.6% населения нашей планеты но эти 4.6% ежегодно потребляют более 80% всех опиойдо-содержащих «лекарств» в мире. Эта цифра не включает Канаду и оборот подобных лекарств на, так называемом, «черном рынке».  Каждый день от фармацевтических наркотиков умирает 45 человек. В прошлом году американские специалисты выписали около 300 миллионов рецептов на опиойдо-содержащие болеутоляющие средства и 264 миллиона рецептов на антидепрессанты.

Оксиморфон, гидроморфон, оксикодон – эти слова вряд ли знакомы большинству читателей, но именно они ответственны за миллионную армию наркозависимых в США. Их неизвестность объясняется тем, что используются они, даже в медицинских целях, всего в нескольких странах – США, Австралия и Канада. Оксикодон также выписывается в нескольких европейских странах и в Сингапуре. Эти «чудодейственные» препараты относятся к классу полу-синтетических опиойдов и являются производными морфина и тебаина – растительных алкалойдов опийного мака. Никого не должно удивить, что все три были впервые синтезированы в Германии, стране, которая подарила миру такие чудеса, как героин, коммунизм, метадон, фашизм, и метамфетамин. Так же, как создатели героина рекламировали его как безопасную альтернативу морфину, создатели гидромофона рекламировали его в качестве безопасной альтернативы героину. Американские наркоманы второй половины двадцатого века справедливо считали оксиморфон и гидроморфон самым лучшим и чистым «кайфом» - эти препараты примерно в 3 раза мощнее героина и в 7 раз сильнее морфина.

 "Аптека. OxyContin кончился. Извините."

Настоящую популярность «лекарства» получили в 1992 году, после успешной кампании со стороны фармацевтических корпораций, лоббирующей ослабление механизмов рецептурного отпуска опиойдных анальгетиков. Врачи начали получать бонусы за поддержку торговых марок, и стали выписывать препараты по поводу и без – кашель, боль в спине, мигрень, ПМС, зубная боль, грипп: почти любой визит к врачу мог превратиться в визит к наркодилеру.  Вскоре начались первые передозировки и смерти. К концу 90-х появились “pain clinics” – небольшие частные клиники, где врачи специализировались в “pain management” - «контролировании боли» у пациентов. Чуть позже многие из этих клиник превратились в, так называемые “pill mills” – «мельницы пилюль», где выписывали что угодно, кому угодно, за ежемесячный консультационный взнос размером от $200 наличными и выше. К 2010 году большая концентрация подобных заведений принесла дурную славу штату Флорида. Стало известно, что сотни предприимчивых людей ежемесячно ездят во Флориду со всего восточного побережья США, чтобы посетить несколько клиник в день, получить рецепты от разных врачей на большое количество наркотика и вернуться в родной штат, где можно продать таблетки на «черном рынке». Двести долларов за посещение врача никак не могло напугать барыг, ведь «уличная цена» одной таблетки оксикодона, к примеру, составляет от 60 до 80 долларов.

Сбыт фармацевтических наркотиков на черный рынок является всего одной из сторон проблемы аптечной наркомании в США, более страшен тот факт, что люди становятся наркоманами, не подозревая что с ними происходит. Достаточно пить опиойдные лекарства в течении нескольких недель, чтобы получить последствия в виде пресловутой физической зависимости. После нескольких месяцев пациент уже не может жить без препарата. Самые страшные последствия наблюдаются в людях до 40 лет, так как в силу своего возраста они имеют связи, посредством которых могут добыть наркотик, когда врач перестает писать рецепты. Также подвержены огромной опасности дети – если раньше первый опыт с наркотиком  проходил с пробы марихуаны, то сегодня большинство подростков начинает с наркотических анальгетиков из родительской аптечки.

 Молодой аптекарь позирует с таблетками оксикодона

Каждые несколько лет фармацевтические компании начинают делать вид, что им не безразлична судьба людей, зависимых от их препаратов, и пересматривают форму подачи лекарства, чтобы сделать ее недоступной для внутривенного или интраназального употребления. Чаще всего это имеет обратный эффект. В начале 2011 года Purdue Pharmaceuticals, создатели самого известного фармо-наркотика OxyContin (оксикодон) выпустили препарат в новой форме, непригодной для внутривенного введения. Сразу же повысилось количество героиновых передозировок по всем США – зависимые переключились на более дешевый и доступный наркотик, но корпорация «очистила» свое имя от пациентов-наркоманов. Через несколько месяцев место самого популярного в Америке анальгетика заняли таблетки Opana (оксиморфон), которое примерно в четыре раза сильнее предыдущего бестселлера.

Действительно, для онкологических пациентов, которых мучает непереносимая боль, опиойдные анальгетики являются ключом к нормальному существованию, здесь американцы зашли далеко вперед – милосердие к больному должно стоять выше в шкале приоритетов чем бюрократия отчетности за каждую единичную ампулу… тем не менее, ключевое слово здесь – онкология. Когда мощнейшие наркотики на планете начинают выписывать всем желающим, неизбежна полная наркотизация населения.  До картины описанной Олдосом Хаксли в «Дивном новом мире» (1932г.), осталось совсем немного – сделать отказ от употребления наркотиков уголовно наказуемым. «Секс-образование» в школах ввели уже давно…

Артур Гришкевич
БФ "Трезвое поколение"
 
Социальная антиреклама или плевок в лицо фармацевтических корпораций: "оксикодон лишил меня жизни"

http://rt.com/usa/americans-hooked-vicodin/

http://rt.com/usa/popular-sleep-medication-linked-shooting-915/

http://www.usatoday.com/story/money/business/2013/07/28/deadly-epidemic-prescription-drug-overdoses/2584117/

Другие материалы в этой категории: « Точное попадание Поздравления от УФСКН »